ГЛАВНАЯ arrow Полезные статьи arrow История игральных карт  
23.08.2019
Сайт
ГЛАВНАЯ
Карта сайта
Поиск
Новости сайта
В Мире фокусов
Благодарности
Помощь сайту
Контакты
Информация
"СТАРЫЙ" САЙТ
ФОРУМ ФОКУСНИКОВ
ОБУЧЕНИЕ ФОКУСАМ
Фокусы с картами
Фокусы с монетами
Фокусы (разное)
Слейтинг
Ментальная магия
Street magic
Фокусы для сцены
Детские фокусы
Пикап (фокусы)
Математические
Шулерство
Интерактивные
Знай и Умей
Полезные статьи
Термины от A до Z
Фокусники (легенды!)
Хочу знать! (FAQ)
Мастерская фокусов
Видео с фокусами
Приколы и игры )))
Счетчики
История игральных карт Версия для печати
Рейтинг: / 0
ХудшаяЛучшая 

История игральных карт

История игральных карт

Радость молодого короля Франции Карла четвёртого (1380-1422) была поистине "безумной", когда придворный шут и живописец Жакелин Гренгонер преподнёс ему три небольшие колоды карт. Как засвидетельствовал королевский казначей, в уплату за три колоды карт, расписанных золотом и красками, Художник получил 1500 золотых талеров. Сумма по тем временам представляла целое состояние.




Карты - набор плоских табличек нескольких видов, отличающихся по старшинству, были известны давно.

Древнегреческий историк Геродот упоминал о
карточных играх в Мидии в 8-7 веках до нашей эры.
В Европе карты появились впервые в Италии под названием "наиби", которое обычно трактуют как арабское слово "пророк". Но это ещё не те карты, которые знаем мы с вами. Нынешний свой вид они приобрели под кистью королевского шута, 17 карт - тузы, фигуры и восьмерку - называют картами Карла 4-го.

о ли радость короля по поводу символикакарт была слишком безумной, то ли карты захватили его с "головой", но история доносит до нас известие о душевном расстройстве, постигшем Карла 4-го с начала 90-х годов.
Юный король, успевший за 4 года самостоятельного правления заслужить у своих подданных прозвище Любимчика (bien - aime), теряет рассудок и остаётся в истории Карлом Безумным.
Так при своём "втором рождении" карты переплелись с королями, дураками и судьбами.


Перевертывая судьбы,они делают королей дураками, дураков - счастливчиками, а счастливчиков королями.карты и игра Карты Гренгонера были нарисованы с большим искусством. Королевскую корону имел только один бубновый король, изображавший короля Карла VI, все прочие короли имели короны герцогские. Валеты изображали влиятельных в ту пору придворных, дамы - фрейлин. А пиковая дама уже тогда была нарисована при печальном интересе и имела на голове высокую шапку, а над нею корону, на ногах вместо пальцев дьявольские когти. Изображала она Изабеллу Баварскую - жену Карла VI, особу рас - путную и порочную, склонявшую короля своим примером к излишествам, расточавшим его душевное равновесие.

Не исключено, что семнадцатой картой - восьмеркой, была карта перевертыш, какими впоследствии стали все карты, с изображением грудной фигуры самого автора - шута, джокера.

Самая старая колода карт в Париже хранится в Публичной библиотеке и относится к 1390-1393 годам.

Карты, сделанные по образцу Гренгонерских художниками Нюрнберга и Регенсбурга, дополненные картами младших рангов, вскоре приобрели печальную известность. Их стали употреблять для азартной игры в Париже, в отеле Нельской башни. Игра получила фантастический размах. Проигрывались целые состояния. Карточная эпидемия захлестнула Париж, а затем и всю Францию.

Азартная игра состояла в следующем: на карту известной масти ставилась произвольная сумма, и если 3 или даже 4 карты той же масти непосредственно следовали за первой, то сумма выигрывалась.

В 1397 году карты запрещены церковью во Франции и в Германии

При своем появлении современные карты были оценены как произведение живописи. Принадлежность к искусству - немаловажная сторона карт. Эти художественные миниатюры, помимо прикладного "игрового", имели еще эстетическое и "информационное" значение. Они выполняли роль своеобразного журнала мод. Молодые щеголи выряжались валетами, дамы шили наряды, ставили "мушки", искали украшения и делали прически, как у карточных красавиц.

Особенно интересными были изображения костюмов на французских картах.
Печатанье карт предшествовало рождению книгопечатанья.
Со временем художественная и культурно - историческая ценность сделала карты предметом коллекционирования, одним из самых дорогих и изысканных.
Среди коллекционных карт есть такие диковинки, как круглые карты, выпущенные когда-то в Англии, самые маленькие 1x2 см и самые большие 17x12 см, выпускавшиеся когда-либо серийно, китайские из тончайших деревянных дощечек и другие.

В 1493 г. церковь признала карты порождением дьявола


Распространяясь постепенно, карты образовали три семейства, различных по изображениям мастей. Семейство итальянское, к которому принадлежат также испанские и португальские карты, различало четыре масти: кубки, шпаги, монеты и жезлы; во французе - ком семействе, распространенном в Англии, различались сердца (черви), бубны, трилистники (трефы) и пики; немецкое семейство составляли сердце, бубенчики, листья и желуди. Впоследствии этим условным знакам мастей будет дано символическое значение. По мнению многих, в мастях символизировались характеры; великодушие - черви, мудрость - трефы, постоянство - бубны, воинская доблесть и могущество - пики.
Фантазия художников не ограничивалась украшением фигур; сохраняя в основе четыре масти и главные три фигуры, художники разнообразили рисунки мастей, заменяя эмблематические изображения пик, треф, бубен икарта из венецианской игры страстей xv столетия

Карты из венецианской "игры страстей" XV столетия



червей портретами, сословными тинами, изображениями животных и другими фигурами, в зависимости от интересов времени и своих собственных вкусов.
В старинных итальянских картах интересна одна игра, появившаяся в конце XV столетия - "игра страстей": мастями служили стрела, недремлющее око Аргуса, плеть и сосуд Пандоры; венецианские стихи объясняли на каждой карте эти изображения как символы любви, зависти, страха и надежды.
Эмблемы мастей входили в состав композиции рисунков, взятых из древней истории, из мифологии и из Библии и покрывающих все карты этой игры. Игра оживлена философской мыслью и полна художественной прелести благодаря отчасти и тому, что дама, изгнанная из итальянских карт, была приглашена принять участие в украшении этой высокохудожественной игры; дама надежды изображена фигурой Юдифи с мечом в руке; левой рукой она высоко поднимает эмблему надежды - сосуд Пандоры, в то время как наклонившаяся рабыня прячет в мешок отрубленную голову Олоферна. Сколько в этойфранцузкие художественные карты


Французские художественные карты XIV века

группе простоты и вместе с тем, какое она дает цельное художественное впечатление!
Древнейшие французские карты интересны миниатюрной живописью орнамента и тщательностью изображения характерных костюмов конца XIV века. Но уже с начала XV столетия карты становятся богатейшей иллюстрированной летописью Франции. Французское общество того времени увлекалось рыцарскими романами, легендарными сказаниями о райских замках; с другой стороны, возрождение наук и искусств расширило интересы общества, и пробуждение его духовной жизни отразилось на рисунках игральных карт. В эту эпоху фигуры на картах изображают чащефранцузкая карта Роланд - валет бубен




Французская карта XV века; Роланд - валет бубен

всего Роланда, рыцарей романов Круглого Стола, героев Илиады и древней Греции и Рима. Несмотря на общее увлечение романтикой и классическим эпосом, исторические события, сопровождавшие окончание Столетней войны, не могли не оставить глубокого следа: фигуры Орлеанской Девы, архиепископа Рейнского, а затем и герцогов Бургундского, Нормандского, графа Фландрского являются излюбленными темами для рисовальщиков игральных карт XV века, новые исторические темы, разнообразив содержание рисунков, сохранили неприкосновенными изображения Париса, Елены, Юноны, Минервы, Венеры и героев средневекового романа.
Начавшееся с конца XVI века усиление королевской власти повлекло за собой замену прежних рисунков на игральных картах фигурами монархов. Уже при дворе Генриха IV обращаются карты с изображениями величайших самодержцев всего мира: Давид - царь Иудейский, Александр Македонский, Цезарь и Карл Великий составляют общество, достойное игры королей; мало того, роялистский квартет должны были составить также и дамы: портреты Марии Анжуйской, жены Карла VII, его матери Изабеллы, Агнессы Сорель и Жанны д'Арк вошли в состав фигур королей игры. Карточный квартет великих монархов сохранился вплоть до конца XVIII века, но дамы и здесь оказались непостоянными, не раз сменяясь мифологическими и легендарными героинями.
Когда кровавый поток революций, минуя хижины, стал затоплять дома богатых, когда в его волнах гибли приверженцы Бурбонов, когда его стремительным течением был снесен престол Людовика, и сам король был всенародно казнен, все, что могло напомнить возмущенному народу о ненавистном ему режиме, все подверглось беспощадному истреблению; железная метла революции смела королей и с карточных игральных листков. Наступило царство Разума, и на игральных картах появляются изображения Мольера, Лафонтена, Вольтера, Руссо. Но идея равенства не допускала поклонения избранным служителям Разума, она требовала изгнания всякого культа личности и признавала один авторитет отвлеченного Разума, чистой идеи. Энциклопедисты должны были уступить свое место на карточных листках аллегорическим гениям. На республиканских картах масти распределены в одной игре между четырьмя добродетелями: благоразумием, правосудием, воздержанием и мужеством. Гений войны, на щите которого виднеется надпись: "Pour la republique francaise", гений искусства в виде Аполлона Бельведере - кого и гений торговли и мира заменяют изгнанных королей в другой игре, где дамами являются четыре аллегорических изображения идеи свободы: свободы исповедания, печати, профессий и свободного брака; идея равенства тоже выражается в четырех фигурах, изображающих равенство прав, обязанностей, положения и цвета. В качестве валетов фигурировали санкюлоты, типы республиканцев или римские воины времен республики.
Французская республиканская карта, исчезнувшая во Франции при Наполеоне I, возродилась впоследствии в другой республиканской стране, именно в Северо-Американских Соединенных Штатах, где гении отвлеченные были заменены гениями государственными: Вашингтоном, Джоном Адамсом, Франклином, Лафайетом; что касается дам, то за неимением знаменитых женщин в своей стране, янки предложили своим героям подруг из сокровищницы Олимпа: богини любви, богатства, плодородия и мудрости следуют на карточных листках за великими вождями свободного нанемецкая карта


Немецкая карта со звериными эмблемами ХV века

рода. Предводители краснокожих, какой-нибудь "Кожаный Чулок" или "Белая Змея", получают в карточной иерархии места валетов.
Государство осознало выгоду печатания карт и включило его в число своих привилегий. Оборотная сторона карт покрывалась красным, синим или желтым крапом под мрамор, или решеткой, или фигурами шестиугольников, похожими на пчелиные соты, или же заполнялась изображениями желудей, звезд. Во времена Бурбонов преобладала, конечно, геральдическая лилия, при Наполеоне лилия заменена пчелою и императорским орлом.
Эмблемы мастей на немецких картах - сердце, листья, бубенчики и желуди - также считались символами сословий: духовенства, дворян и служилого состояния. Немцы первые применили к картам едва только открыунтер маститое искусство печатания: деревянными формами отпечатывались контуры рисунка, который потом затушевывался. Обыкновенные старинные немецкие карты были грубо отпечатаны в две краски: зеленую и коричневую; фигурами были король, рыцарьобер и валет или унтер, который нередко держал в руках щит с гербом какого-нибудь знатного дома.

В Дрезденском королевском музее гравюр хранится много старинных немецких карт: встречаются карты с изображениями святых; на одной из карт - св. Иоанн Креститель, перепоясанный веревкой, с сиянием вокруг лика, с длинной бородой, с агнцем на руках; на одной пятерке желудевой масти изображен Иисус Христос, желуди размещены на ветвях, окружающих изображение, ветви выходят из венца, расположенного над Крестом. В конце XVI века была гравирована на меди голландская духовная игра; ее масти: заяц, фонарь, овца и лютня - должны были олицетворять, по тогдашнему объяснению, душевное состояние Иисуса Христа. Такие карты предназначались для монастырей и для духовенства.
Художники не довольствуются шаблонными эмблемами мастей и решают разнообразить их изображениями цветов (преимущественно розы и цикламены (свиной хлеб), диких людей, птиц, оленей и косуль, медведей и львов; на картах число очков выражается числом фигур зверей, группируемых в жанровые картинки. На других картах мастями служат животные, шлемы, гербы и цветы или люди, птицы, собаки и цветы. Масть людей представляет богатый ряд иллюстраций тогдашних мод: мужчины - пожилые, коротко остриженные, молодые - с волосами до плеч, в узких, плотно облегающих костюмах, в башмаках с длиннейшими острыми носками; на других картах представлены картинки тогдашних нравов: люоовъ к сражениям и дракам играет в них не последнюю роль, пускаются в ход и копья, и арбалеты, и ружья, похожие на маленькие пушки. На картах масти птиц представлены сцены из жизни пернатых: коршун устремляется на свою добычу, аисты задумчиво стоят, поджав одну ногу. В простых картах унтер стоит столбом и рядом с ним в углу помещено изображение масти; в художественных рисунок более осмыслен: в масти собак, например унтер посажен на коня, а собака, эмблема масти, бежит рядом с лошадью внизу. В 1696 году были сделаны в Нюрнберге серебряные карты. Эта дорогая игра состоит из длинного ряда художественных миниатюр. Масти оставлены художником общепринятые: желудь, лист, сердце и бубенчик, но вся свободная часть карт покрыта гравюрами на из - любленные темы из жизни животных; художник брал сюжеты и из сказок: медведь с волынкой, белка со свирелью, ласка с гитарой чередуются с фигурами зайцев, оленей, кабанов, павлинов. Благодаря громадному распространению карт и всеобщему увлечению ими, можно было соединить приятное с полезным: явилась мысль воспользоваться картами прежде всего в целях мнемонических, а затем и как средством распространения научных сведений, педагогических и всяких других идей, Замечательна игра 1507 года, предлагающая "обучение логике в форме игры в карты"; затея хитроумного монаха, автора этой игры, столь удачна, что вслед за тем он издает еще игру юридических карт, как введение в изучение римского права. Интересны также Нюрнбергские карты Аммана конца XVI века. В них в рисунках и в стихах преподаются правила на разные случаи жизни. Они являются зерца немецкая сентиментальная карта



Немецкая сентиментальная карта (1808 г.)
лом доброй жизни гражданина, воина, правителя, восхваляют культурные приобретения того времени, обнадеживают добрых наградами, устрашают злых примерами возмездий. Они вышли первоначально в форме книга, стихотворный текст был напечатан отдельно; одной из мастей была масть типографских приборов: карты восхваляли книгопечатное искусство; другая масть - книги и ноты - рекламировала переплетное мастерство и звала в мир науки и музыки; устами ее короля высказывались мысли о мудром управлении страной, чуждом войне и тяжелым налогам. Масть кубков в этой же игре изобиловала веселыми сценами из жизни высшего общества. В четвертой масти, бочек, представлен ряд жанровых картин из быта простого народа: танцы крестьян, игры в шашки в трактирах, драки оборванцев и всевозможные сцены в кабаках с известной тенденциозной окраской иллюстрируют немецкие нравы конца XVI столетия.
Французское влияние, преобладающее с XVIII века во всех вопросах моды, внесло изменения и в карты. Национальные масти немецких карт заменяются в XIX столетии общераспространенными французскими пиками, трефами, бубнами и червами; обер уступает место даме, унтер становится валетом. Наполеоновские войны дали материалы для целого ряда исторических карт. В 1853 году были отпечатаны карты с портретами царствовавших тогда монархов с их супругами: французского, прусского, австрийского и русского, султана Абдула Меджида и министров Мантейфеля, Шварценберга и лорда Пальмерстона; четверо последних изображали валетов. Кроме исторических карт обращают на себя внимание сентиментальные карты первого десятилетия XIX века, "карточные альманахи для нежных женских сердец", или чувствительные карты: "Подарок бога Каприза и старшей сестры его Фантазии". Появляются и литературные карты с фигурами из шиллеровских "Орлеанской Девы11, "Вильгельма Телля"; из романов Вальтера Скотта художественно воспроизводятся целые сцепы.
В истории известен случай, когда французский король пожелал на одном из придворных маскарадов увидеть живую колоду карт. В разгар веселья в зал вступили четыре валета, за ними шли короли с дамами, потом тузы и остальные карты по четыре в ряд. Живые кар - ты разных мастей двигались в строго продуманном порядке, живописно перемешиваясь и составляя затейливые узоры. Эту маскарадную выдумку использовал Пьер Корнель в своей пьесе "Торжество дам", которую ставили совместно с балетом.
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

< Пред.   След. >
Популярное на сайте